Троянский конь Савченко

Если серьёзно — освобождение Савченко и Рубана для нынешних украинских реалий — событие не просто сенсационное, а почти аномальное. На секундочку, давайте вспомним, за что киевские власти посадили их в тюрьму.

Рубана, например, взяли при попытке перевезти довольно серьезную партию оружия (стрелковое, снайперские винтовки, минометы и боеприпасы к ним) через линию разграничения между ДНР и территориями, подконтрольными ВСУ. Упакованных в багажник рубановского «бусика» боекомлектов хватило бы, что развязать не шуточную партизанскую войну в Киеве — в чем, собственно, руководителя организации «Офицерский корпус» украинские чекисты, надо отметить, не без оснований и подозревали.

Причем «доказуха» — как говорят в таких случаях — у силовиков была железная. То, как донбасские сепаратисты снаряжали автомобиль Рубана, зафиксировали заблаговременно установленные сбушниками в салон автомобиля скрытые видеокамеры. Казалось бы, отвертеться от таких обвинений не реально. По всей логике Рубана должны были упечь лет на пятнадцать как минимум.

Власти ДНР даже включили его в списки на обмен пленными — как «своего». Это, конечно, не является стопроцентным доказательством того, что руководитель «Офицерского корпуса» был агентом Донецка, скорее подчеркивает отношение к Рубану на Донбассе, где его считали высококлассным переговорщиком и чуть ли не единственным адекватным украинским политиком. Для иллюстрации — будучи и очевидно связанным с ВСУ, Рубан при этом перемещался по территории донбасских республик с оружием и иной раз без сопровождения — настолько высоким было доверие к нему.

Не менее любопытны поездки на Донбасс и Надежды Савченко. Будучи убежденной националисткой, отсидев в РФ по обвинению в причастности к убийству российских журналистов под Луганском, отпущенная обратно на родину по результатом долгих и непростых переговоров на самом высоком уровне — она впервые приехала в Донецк с абсолютно четким настроем, сформированным ее кругом общения (то есть ярыми националистами). Ей, как и многим украинцам, искренне верилось, что на Донбассе против ВСУ воюют российские десантники и спецназ ГРУ.

Погибший в результате теракта донбасский лидер Александр Захарченко мне потом рассказывал, как возил её на передовую, где Савченко испытала искренний и неподдельный шок. Вместо модных и суперски экипированных российских военных, она увидела в окопах обычных донецких парней, бывший шахтеров и работяг, которые, если надо, и на «мове размовляют», да и вообще де-юре являются гражданами Украины, то есть — её земляками.

Будучи человеком по своей природе идейным, Савченко больше часа рыдала в кабинете у главы ДНР, а по возвращению в Киев всерьез задумалась о том, как прекратить эту чудовищную войну, и, судя по всему, не нашла другого выхода, как попытаться свергнуть действующий режим — ибо причину всего происходящего она видела в его (режима) лицемерии по отношению к Донбассу и собственным гражданам, проживающим на других территориях. В качестве соратников она выбрала себе всё тех же националистов, у которых одержимость украинской самостийностью на порядок выше, чем у действующих киевский властей. В основу ее обвинений в суде также легли довольно серьезные статьи — попытка госпереворота и т.д.

За всё то, что вменяют Савченко и Рубану украинские силовики, в обычное время и в нормальной стране из под стражи не выпускают. Однако сейчас Украина на пороге второго, решающего тура президентских выборов, и поэтому там возможно всё. Я убежден, что освобождение Савченко и Рубана — это однозначная и абсолютно безапелляционная спецоперация, которую провернули для того, чтобы повлиять на итоги голосования. Савченко и Рубан — троянский конь финальной президентской конки. Другой вопрос — какая именно из команд пошла на такой рискованный шаг.

На первый взгляд, их освобождение играет на руку Зеленскому. Савченко всегда довольно жёстко высказывалась в адрес Порошенко, некоторые ее заявления, сделанные в ходе судебных заседаний, украинской прессой трактовались чуть ли ни как выражение открытой поддержки Зеленскому. Но был ли у Зеленского настолько мощный ресурс, чтобы организовать их освобождение? Если да — то можно считать, что он уже победил. Значит, на его стороне играют силовики и судебная система, а в критической ситуации — это безусловный гарант победы. Лично я пока что в таком раскладе сомневаюсь, и у меня нет уверенности и реальных аргументов в пользу того, что Савченко и Рубан — это троянский конь команды Зеленского. У него, в общем, и так дела обстояли неплохо.

Другое дело Порошенко. Его положение близко к катастрофическому. И в этом случае освобождение Савченко и Рубана можно объяснить рискованной попыткой хоть как-то изменить ситуацию, попыткой отчаявшегося. Единственное, что остается у действующего президента — это административный ресурс. Если размышлять логически, единственная фигура, которая в силу своих полномочий и влияния на судебную систему могла санкционировать такой поворот — это генпрокурор Луценко, который как известно близок к Порошенко и является человеком его команды.

Да, я знаю, что Луценко запросто переобувается, к тому же ходят слухи, что он недавно летал в Израиль, где чисто теоретически имел возможность встретиться с Коломойским, который, в свою очередь, как считают многие, является кукловодом Зеленского. Эти все версии безусловно имеют право на существование, но при таком положении дел — это означает, что против Порошенко в его ближайшем окружении организован самый настоящий заговор.

Если же хотя бы часть системы сохраняет верность действующему президенту, то подобного рода громкие инфоповоды без его личных санкций вряд ли стали бы возможны. И в его случае определенная логика присутствует. Отпуская на свободу Савченко и Рубана, он фактически бьёт одним выстрелом по двум зайцам. В лице Савченко задействует крайне националистический электорат, в лице Рубана — пророссийский, в том числе, и вовлекает в выборный процесс непосредственно Донбасс, где Рубана уважают. В лице уже обоих (и это «третий заяц») — он разворачивает к себе военных. Савченко среди тех, кто сидит в окопах, безусловный герой, стараниями же Рубана — многие были освобождены из плена, что тоже гарантирует довольно серьёзную поддержку. Именно военные не верили в справедливость их ареста.

Насколько важно, чтобы армия была за Порошенко, можно будет судить в случае спорного результата во втором туре (а он, естественно, вероятен), когда право на трон придется подтверждать силой. В общем и целом, на мой взгляд, самое интересное в этой президентской гонке ещё впереди. Освобождение Савченко и Рубана (кто бы за ним не стоял) — это совершенно новый и абсолютно неожиданной поворот выборной кампании на Украине.

Микросхем всевидящее око

 
На этой неделе меня несколько раз пытались упорно и обстоятельно взломать. Сначала был атакован мой аккаунт в телеграмме, затем почта, в завершение неизвестные доброжелатели попробовали сбросить все мои пароли в соцсетях. Признаюсь, по жизни я не был чересчур щепетильным человек в отношении  личных данных, мне представлялось, что я не имею серьёзного интереса для мошенников, но каким-то чудом за пару-тройку месяцев до нынешней хакерской атаки установил на всех сетевых ресурсах, которые использую для работы, так называемую «‎двойную индетификацию» — это меня и выручило.
 
 
В общем, затея со взломом моих аккаунтов провалилась, но ситуация дала повод всерьёз задуматься о безопасности персональных данных. Всё-таки мы с друзьями делаем довольно влиятельный информационный проект в телеграмме, специализирующийся на освещении военных и околовоенных событий, репутацию мы завоёвывали годами, а в случае взлома наших аккаунтов и получения доступа к самому ресурсу — похоронить её можно меньше чем за час. Поэтому по результатам этих хакерских атак мы решили провести собственное мини-расследование и обратились для этого к дружественным it-специалистам. 
 
Выяснилось, что, по крайней мере, частично систему безопасности злоумышленники все-таки взломали. Дело в том, что каким-то образом им удалось перехватить код подтверждения для входа в телеграм, который приходит на телефон автоматически в случае попытки авторизироваться в аккаунте с незнакомого гаджета. Сделать это можно было, по сути, только тремя способами — с помощью дубликата симки, взломав почту либо запустив на телефон условный троян (ну или какой-то специальный вирус), способный считывать входящие сообщения.
Мы сделали обращение в офис мобильного оператора насчёт наличия дубликата симки, подробно объяснили ситуацию, скинули скриншоты, на которых зафиксированы попытки взлома. К вопросу подключился отдел по работе с вип-клиентами, к разбору полётов там приступили с энтузиазмом, почти сутки проводили внутреннее расследование — в итоге позвонили и заверили, что никакого дубликата не существует — утечка данных с кодом подтверждения при авторизации произошла не через сим-карту. Так что оставалось два варианта — почта или вирус. Для изучения обоих пришлось как следует покопаться в самом телефоне, в его настройках, а также в настройках всех браузеров и приложений.
 
Исследование настроек — а это анализ того, какие приложения и программы имеют доступ, например, к моей геолакации, камере, микрофонным динамикам, в каких браузерах сохраняются введенные мною запросы и данные - исследование всего этого происходило, в общем-то, на моих глазах и произвело на меня неизгладимое и мощное впечатление. Я, конечно, слышал о том, как за нами следит «большой брат», какой это имеет масштаб, и кино про Сноудена тоже смотрел — но при этом не представлял насколько глубоко самые обычные люди вовлечены в этот процесс тотального сбора и мониторинга персональной информации.
 
Во-первых, большую часть настроек, которая обеспечивает контроль и передачу данных о всех ваших действиях, сделанных с помощью гаджета, вы получаете автоматически, просто приобретая телефон. Я, например, год назад, после того как варварски уничтожил очередной Iphone, приобрел наконец бюджетный Xiaomi и совершенно точно сам ничего в нём специально не настраивал. С его помощью можно было звонить, заходить в интернет, пользоваться мессенджерами — меня больше ничего особо и не интересовало. Разве что скачал пару приложений (такси, расписание электричек — ничего криминального). 
 
На войне в Донбассе Iphone на передовой запрещали категорически - противник (ВСУ, которых курируют спецслужбы США) легко отслеживал по нему наши перемещения. Как выяснилось, китайские смартфоны в этом смысле ни чуть ни лучше. Судя по всему, настройки, установленные производителем пакетом на все устройства, также как и в случае Iphone позволяют аккумулировать огромные количества ваших приватных данных. Ума не приложу, где хранятся миллиарды терабайт этой информации, на каких серверах, впрочем, ваш смартфон сам по себе просто кладезь для мошенников и спецслужб (как показывает практика, иной раз они могут действовать заодно) — исходным настройкам следить за вами помогают и скаченные в последствии приложения. Они тоже устанавливаются с автоматически (!) настроенными функциями — то есть имеют доступ к микрофону, камере, сим-карте, геолокации и так далее.
 
Подытоживая, скажу только — для того только, чтобы отключить доступ к личным данным пары-тройки приложений и браузеров профессионалу-программисту понадобилось порядка часа. А чтобы обезопасить себя от взлома на сто процентов пришлось снести вообще все данные с телефона, начать нашу с ним личную жизнь с чистого листа. Наверное, люди из it-сферы знали все эти штуки и до этой колонки. Но я, простой военкор, был искренне потрясен соприкосновением со всевидящим оком микросхем.

Популярное в

))}
Loading...
наверх