Карабахская «карта» России

Был неделю в Нагорном Карабахе, выяснил массу интересного. Недоумеваю теперь от того, насколько слабо представлена эта тема в сегодняшнем информационном пространстве. После прошлогодней бархатной революции в Ереване и прихода к власти Пашиняна непризнанное государств Арцах (так его называют местные) фактически, стало нашим единственным и настоящим союзником на южно-кавказских рубежах. Объясню подробнее.

Чтобы понимать масштабы соотношения нашего влияния на некогда абсолютно пророссийскую Армению и того, в каком объеме теперь там работают наши традиционные геополитические оппоненты американцы, достаточно привести две цифры.

Официальный штат сотрудников посольства США в Ереване составляет порядка полутора тысячи человек. Это по открытым данным. В российском сейчас работают немногим больше пятидесяти. Чувствуете разницу?

Понятно, что произошло это не за один день и виною тому многолетняя цепочка дипломатических просчетов, но факт остается фактом. При этом прямо под боком у Еревана находится тлеющая и переодически вспыхивающая горячая точка в виде Нагорного Карабаха. Не такие уж давние события начала апреля 2016-го, когда Азебайджан атаковал позиции карабахской армии, ясно дают понять, что этот вооруженный конфликт далеко не исчерпан.

С 1994-го года - до прихода к власти Пашиняна и компании - история Нагорного Карабаха, отвоевашего у Азербайджана огромные по меркам локальных войн территории, лежала в основе армянского государственного самосознания. Теперь же народ Карабаха в боевом плане очень тесно связанный с Ереваном и в том что касается армии, координирующий действия именно с ним, фактически остался без компетентного главнокомандующего. Пашинян, будучи либералом-гуманитарием, к войне не имеет ровным счетом никакого отношения и откровенно не разбирается в ней и даже если очень сильно постарается, военным лидером для опытных бойцов, прошедших огонь и воду в 90-е, не станет.

Говоря проще, перед давними врагами в политическом смысле армянские фронты оголены как никогда. От статуса критической ситуацию спасает разве что - то обстоятельство, что действующий президент Нагорного Карабаха Бако Саакян является боевым генералом и профессиональным разведчиком. Несмотря на смену политического курса официального Еревена он не перестает заниматься укреплением суверинитета и безопасности Арцаха, активно модернизируя и обучая местную армию.

При этом необходимо четко понимать, что на месте не стоит и противник. Азербайджанцы активно взаимодействуют по военной линии с Турцией и Пакистаном. Как ни странно, в последнее время с Пакистаном особенно. На бакинские нефтедоллары у Исламабада масштабно закупается современное вооружение, также Азербайджан отправляет туда специалистов на обучение. Что касается Турции - ее влияние на политику Баку традиционно и по-прежнему серьезно.

Таким образом Армения в целом и Нагорный Карабах в частности - находятся под ударом сразу нескольких влиятельных геополитических игроков. Турция наращивает давление через Азербайджан извне. США через сеть НКО и своих людей во власти в Еревене делают тоже самое изнутри. Роль же России после известных событий, к сожалению, постепенно сходит на нет. Да, у нас есть там военная база в Гюмри и все-такое прочее. Но это, что называется, не более чем топорный факт, в современных реалиях не играющей такой огромной роли, как скажем лет десять назад.

При этом «карабахская карта» в виде сохранившегося отношения к официальной Москве и русским вообще (за время поездок на передовую и продолжительных прогулок по Степанакерту мы это в полной мере ощутили на себе) пожалуй, действительно может стать для нашей внешней политики идеальным козырем. И даже сейчас не говорю о возможно признании - тема деликатная и отнюдь не спонтанная - я говорю о наращивании контактов в различных сферах.

В отличии от Еревана, после бархатной революции серьёзной своей частью ориентированного на Запад, Степанакерт по-прежнему смотрит с безусловной исторической надеждой именно на Россию. Люди прошедшие через тяжелую войну в начале 90-х (многие не без основания считают вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе, начавшийся по сути еще в 88-ом году, краеугольным камнем в окончательном и бесповоротном распаде СССР) понимают, что в тех геополитических реалиях именно Москва - их главный союзник.

И пока там искренне верят в то, что знаменитая поговорка «русские на войне своих не бросают» по-прежнему актуальна, мы просто обязаны подать сигнал о том, что именно так оно и есть.

Микросхем всевидящее око

 
На этой неделе меня несколько раз пытались упорно и обстоятельно взломать. Сначала был атакован мой аккаунт в телеграмме, затем почта, в завершение неизвестные доброжелатели попробовали сбросить все мои пароли в соцсетях. Признаюсь, по жизни я не был чересчур щепетильным человек в отношении  личных данных, мне представлялось, что я не имею серьёзного интереса для мошенников, но каким-то чудом за пару-тройку месяцев до нынешней хакерской атаки установил на всех сетевых ресурсах, которые использую для работы, так называемую «‎двойную индетификацию» — это меня и выручило.
 
 
В общем, затея со взломом моих аккаунтов провалилась, но ситуация дала повод всерьёз задуматься о безопасности персональных данных. Всё-таки мы с друзьями делаем довольно влиятельный информационный проект в телеграмме, специализирующийся на освещении военных и околовоенных событий, репутацию мы завоёвывали годами, а в случае взлома наших аккаунтов и получения доступа к самому ресурсу — похоронить её можно меньше чем за час. Поэтому по результатам этих хакерских атак мы решили провести собственное мини-расследование и обратились для этого к дружественным it-специалистам. 
 
Выяснилось, что, по крайней мере, частично систему безопасности злоумышленники все-таки взломали. Дело в том, что каким-то образом им удалось перехватить код подтверждения для входа в телеграм, который приходит на телефон автоматически в случае попытки авторизироваться в аккаунте с незнакомого гаджета. Сделать это можно было, по сути, только тремя способами — с помощью дубликата симки, взломав почту либо запустив на телефон условный троян (ну или какой-то специальный вирус), способный считывать входящие сообщения.
Мы сделали обращение в офис мобильного оператора насчёт наличия дубликата симки, подробно объяснили ситуацию, скинули скриншоты, на которых зафиксированы попытки взлома. К вопросу подключился отдел по работе с вип-клиентами, к разбору полётов там приступили с энтузиазмом, почти сутки проводили внутреннее расследование — в итоге позвонили и заверили, что никакого дубликата не существует — утечка данных с кодом подтверждения при авторизации произошла не через сим-карту. Так что оставалось два варианта — почта или вирус. Для изучения обоих пришлось как следует покопаться в самом телефоне, в его настройках, а также в настройках всех браузеров и приложений.
 
Исследование настроек — а это анализ того, какие приложения и программы имеют доступ, например, к моей геолакации, камере, микрофонным динамикам, в каких браузерах сохраняются введенные мною запросы и данные - исследование всего этого происходило, в общем-то, на моих глазах и произвело на меня неизгладимое и мощное впечатление. Я, конечно, слышал о том, как за нами следит «большой брат», какой это имеет масштаб, и кино про Сноудена тоже смотрел — но при этом не представлял насколько глубоко самые обычные люди вовлечены в этот процесс тотального сбора и мониторинга персональной информации.
 
Во-первых, большую часть настроек, которая обеспечивает контроль и передачу данных о всех ваших действиях, сделанных с помощью гаджета, вы получаете автоматически, просто приобретая телефон. Я, например, год назад, после того как варварски уничтожил очередной Iphone, приобрел наконец бюджетный Xiaomi и совершенно точно сам ничего в нём специально не настраивал. С его помощью можно было звонить, заходить в интернет, пользоваться мессенджерами — меня больше ничего особо и не интересовало. Разве что скачал пару приложений (такси, расписание электричек — ничего криминального). 
 
На войне в Донбассе Iphone на передовой запрещали категорически - противник (ВСУ, которых курируют спецслужбы США) легко отслеживал по нему наши перемещения. Как выяснилось, китайские смартфоны в этом смысле ни чуть ни лучше. Судя по всему, настройки, установленные производителем пакетом на все устройства, также как и в случае Iphone позволяют аккумулировать огромные количества ваших приватных данных. Ума не приложу, где хранятся миллиарды терабайт этой информации, на каких серверах, впрочем, ваш смартфон сам по себе просто кладезь для мошенников и спецслужб (как показывает практика, иной раз они могут действовать заодно) — исходным настройкам следить за вами помогают и скаченные в последствии приложения. Они тоже устанавливаются с автоматически (!) настроенными функциями — то есть имеют доступ к микрофону, камере, сим-карте, геолокации и так далее.
 
Подытоживая, скажу только — для того только, чтобы отключить доступ к личным данным пары-тройки приложений и браузеров профессионалу-программисту понадобилось порядка часа. А чтобы обезопасить себя от взлома на сто процентов пришлось снести вообще все данные с телефона, начать нашу с ним личную жизнь с чистого листа. Наверное, люди из it-сферы знали все эти штуки и до этой колонки. Но я, простой военкор, был искренне потрясен соприкосновением со всевидящим оком микросхем.

Популярное в

))}
Loading...
наверх