Патология справедливости

В ночь с субботы на воскресенье в подмосковном Красногорске в драке против толпы, состоявшей - как рассказывают очевидцы, из хулиганов кавказского вида погиб боец спецназа ГРУ Никита Белянкин. Я не был лично с ним знаком, но дистанция была через "одно рукопожатие" - у нас общий круг общения, мои близкие друзья знали его хорошо, кто-то воевал вместе с ним, с кем-то объединяли общие интересы (Никита регулярно участвовал в вахтах памяти и был неравнодушен к донбасским событиям).

Мы также могли запросто пересекаться и на сирийском фронте.

Правда, будучи бойцом СПН ГРУ, он вряд ли передвигался по передовой без соответствующей экипировки, и я мог бы его запомнить разве что по глазам: маска наверняка скрывала его лицо, требования профессии. 

В боевых командировках Сирии Никита был несколько раз в период с 2016 по 2017 годы. В самое горячее для этого региона и для российской группировки время. Как раз тогда брали Алеппо, освобождали Пальмиру, зачищали наводнённую террористами провинцию Дейр-эз-Зор. Именно на этот временной отрезок пришлось наибольшее количество потерь для ВС РФ. Никита выжил, воевал, как рассказывают сослуживцы, отважно, был представлен за проявленное в боях мужество к правительственным наградам (каким именно — сейчас не расскажут, такие выдают закрытым указом).

Контракт в спецназе ГРУ у Никиты закончился несколько месяцев назад, он вернулся к гражданской жизни. Начал работать вместе с отцом в Москве. Я смотрел сегодня подробный рассказ его отца о том, как всё произошло. Последний бой его сына, здесь "на гражданке", оказавшийся для него смертельным. Пересказывать детально не буду — тяжело. Но соотношение сил было один к десяти. Это по самым скромным подсчетам. 

Никита заступился за двоих земляков, которых агрессивная толпа из 10-15 человек кавказской внешности вытащила из бара "на разборки". Как сказал отец Никиты - получилось не выяснение отношений и даже не массовая драка (сложно назвать дракой, когда толпа нападает на двоих) - а банальное, жестокое убийство. Остаться в стороне от происходящего боец СПН ГРУ, ветеран сирийской войны  патологически не смог. Оставив свою девушку, вместе с которой возвращался домой (она потом пыталась откачать его) он бросился отставивать справедливость — спасать тех, кого уничтожала толпа.

Сделав предупредительные выстрелы из травмата в воздух, Никита переключил внимание и агрессию толпы на себя. Его повалили на землю и всадили нож прямо в сердце, после чего разбежались, кинулись врассыпную. С таким ранением Никите удалось пройти метров двадцать, потом упал и больше не смог подняться. Дело о его убийстве попытались было замолчать, но подключились друзья (в том числе и фронтовые) и история получила огласку. СК взял дело на особый контроль. Наши северокавказские политики и чиновники пообещали полное содействие в поиске виновных.

Не хочется сводить эту трагическую ситуацию к примитивной межнациональной вражде (к слову, раз уж на то пошло, очевидцы утверждают, что конфликт был с представителями армянской диаспоры, не отличающейся, надо сказать, какой-то особой агрессивностью в отношении условных славян - куда сложнее в такой среде складываются связи с представителями Северного, а не Южного Кавказа - это если уж быть честным по отношению к теме этнических противостояний). Правильно кто-то написал в Сети — десять граждан РФ убили одного гражданина РФ. И дело тут даже не в самом факте гражданства. А в принципе. 

Не думаю, что если бы ситуация была скажем гипотетически зеркальной — десять отморозков-неонацистов, причисляющих себя к "белой расе" забивали бы двух условных таджиков, то Никита бы просто прошёл мимо. В спецназе ГРУ не такому учат. Наша армия тем сильна и универсальна, что против врагов и против международного терроризма в Сирии в частности бок о бок воевали и воюют кавказцы, русские, таджики (представителей этого этноса немало в ГРУ, поверьте), пресловутые боевые буряты Путина и ещё десятки национальностей. В этом и смысл. Именно так появилось фундаментальное "Работайте, братья!" — скрепа попрочнее любых политических и этнических идеологем.

Именно поэтому для меня история, произошедшая в Красногорске, это не история про десять армян и одного русского. Для меня это история про десять ублюдков, прыгнувших на одного. Про одного, не побоявшегося десяти ублюдков. Это называется "чувство патологической справедливости", оно либо есть, либо его нет. В нашей стране люди с таким чувством остались. Никита это доказал. Больно, что такой ценой.

Микросхем всевидящее око

 
На этой неделе меня несколько раз пытались упорно и обстоятельно взломать. Сначала был атакован мой аккаунт в телеграмме, затем почта, в завершение неизвестные доброжелатели попробовали сбросить все мои пароли в соцсетях. Признаюсь, по жизни я не был чересчур щепетильным человек в отношении  личных данных, мне представлялось, что я не имею серьёзного интереса для мошенников, но каким-то чудом за пару-тройку месяцев до нынешней хакерской атаки установил на всех сетевых ресурсах, которые использую для работы, так называемую «‎двойную индетификацию» — это меня и выручило.
 
 
В общем, затея со взломом моих аккаунтов провалилась, но ситуация дала повод всерьёз задуматься о безопасности персональных данных. Всё-таки мы с друзьями делаем довольно влиятельный информационный проект в телеграмме, специализирующийся на освещении военных и околовоенных событий, репутацию мы завоёвывали годами, а в случае взлома наших аккаунтов и получения доступа к самому ресурсу — похоронить её можно меньше чем за час. Поэтому по результатам этих хакерских атак мы решили провести собственное мини-расследование и обратились для этого к дружественным it-специалистам. 
 
Выяснилось, что, по крайней мере, частично систему безопасности злоумышленники все-таки взломали. Дело в том, что каким-то образом им удалось перехватить код подтверждения для входа в телеграм, который приходит на телефон автоматически в случае попытки авторизироваться в аккаунте с незнакомого гаджета. Сделать это можно было, по сути, только тремя способами — с помощью дубликата симки, взломав почту либо запустив на телефон условный троян (ну или какой-то специальный вирус), способный считывать входящие сообщения.
Мы сделали обращение в офис мобильного оператора насчёт наличия дубликата симки, подробно объяснили ситуацию, скинули скриншоты, на которых зафиксированы попытки взлома. К вопросу подключился отдел по работе с вип-клиентами, к разбору полётов там приступили с энтузиазмом, почти сутки проводили внутреннее расследование — в итоге позвонили и заверили, что никакого дубликата не существует — утечка данных с кодом подтверждения при авторизации произошла не через сим-карту. Так что оставалось два варианта — почта или вирус. Для изучения обоих пришлось как следует покопаться в самом телефоне, в его настройках, а также в настройках всех браузеров и приложений.
 
Исследование настроек — а это анализ того, какие приложения и программы имеют доступ, например, к моей геолакации, камере, микрофонным динамикам, в каких браузерах сохраняются введенные мною запросы и данные - исследование всего этого происходило, в общем-то, на моих глазах и произвело на меня неизгладимое и мощное впечатление. Я, конечно, слышал о том, как за нами следит «большой брат», какой это имеет масштаб, и кино про Сноудена тоже смотрел — но при этом не представлял насколько глубоко самые обычные люди вовлечены в этот процесс тотального сбора и мониторинга персональной информации.
 
Во-первых, большую часть настроек, которая обеспечивает контроль и передачу данных о всех ваших действиях, сделанных с помощью гаджета, вы получаете автоматически, просто приобретая телефон. Я, например, год назад, после того как варварски уничтожил очередной Iphone, приобрел наконец бюджетный Xiaomi и совершенно точно сам ничего в нём специально не настраивал. С его помощью можно было звонить, заходить в интернет, пользоваться мессенджерами — меня больше ничего особо и не интересовало. Разве что скачал пару приложений (такси, расписание электричек — ничего криминального). 
 
На войне в Донбассе Iphone на передовой запрещали категорически - противник (ВСУ, которых курируют спецслужбы США) легко отслеживал по нему наши перемещения. Как выяснилось, китайские смартфоны в этом смысле ни чуть ни лучше. Судя по всему, настройки, установленные производителем пакетом на все устройства, также как и в случае Iphone позволяют аккумулировать огромные количества ваших приватных данных. Ума не приложу, где хранятся миллиарды терабайт этой информации, на каких серверах, впрочем, ваш смартфон сам по себе просто кладезь для мошенников и спецслужб (как показывает практика, иной раз они могут действовать заодно) — исходным настройкам следить за вами помогают и скаченные в последствии приложения. Они тоже устанавливаются с автоматически (!) настроенными функциями — то есть имеют доступ к микрофону, камере, сим-карте, геолокации и так далее.
 
Подытоживая, скажу только — для того только, чтобы отключить доступ к личным данным пары-тройки приложений и браузеров профессионалу-программисту понадобилось порядка часа. А чтобы обезопасить себя от взлома на сто процентов пришлось снести вообще все данные с телефона, начать нашу с ним личную жизнь с чистого листа. Наверное, люди из it-сферы знали все эти штуки и до этой колонки. Но я, простой военкор, был искренне потрясен соприкосновением со всевидящим оком микросхем.

Картина дня

))}
Loading...
наверх